Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
24 мая 2016 г.

«Это мой мир»: архитектурный эскапизм ар-брют

Ар-брют как феномен художественного творчества в большей степени известен в изобразительном искусстве, нежели в архитектуре. По понятным причинам заниматься живописью непрофессионально куда легче, чем архитектурой, однако, существуют и такие примеры. Сразу стоит оговориться, что если живопись и графика ар-брют – это чаще всего дело рук душевнобольных людей, то архитектура в основном возводилась маргиналами и просто непрофессиональными зодчими. Говорить об архитектуре ар-брют как о сложившемся направлении сложно, так как собрано мало материала, позволяющего делать обобщения и классификации. Это скорее уникальные и единичные случаи, о которых мы узнали благодаря внимательности прохожих, живущих по соседству с такими сооружениями.

Архитектура ар-брют – это наивное искусство, созданное чудаками, решившими сделать нечто уникальное, и, чаще всего, для самих себя. Хрестоматийный пример такого искусства – «Идеальный дворец Шеваля», построенный обычным французским почтальоном из камней, собранных им на улице. Фердинанд Шеваль работал в небольшом французском городке Отерив и ежедневно преодолевал путь в 25 км, собирая по дороге камни необычной природной формы. Его фантазию питали изображения на почтовых открытках и в журналах, которые он по долгу службы разносил жителям городка. Дворец возводился в течение 33 лет в огороде почтальона, а в 1969 году получил официальный статус памятника истории и культуры. Шеваль – мечтатель, который упорно трудился над воплощением своего собственного идеального дворца.

Подобный пример, реализованный одинокой женщиной по имени Хелен Мартинс в ЮАР, известен как «Дом Совы». Унаследовав дом родителей, после их смерти Хелен начала заниматься его преображением. С помощью своего друга она украсила сад множеством бетонных скульптур, изображающих животных, птиц и людей, а дом изнутри стали покрывать цветные стёкла и зеркала. Хелен вдохновлялась поэзией Уильяма Блэйка и Омара Хаяма, а также Библией. Надпись во дворе дома гласит: «Это Мой Мир».

В селе Кунара под Екатеринбургом расположен дом кузнеца Сергея Кириллова, который он строил 13 лет для себя и своей семьи. Эта постройка стилистически находится на стыке наивного и фольклорного искусства. Дом представляет собой традиционный русский деревянный терем, покрытый тончайшей резьбой и расписанный всевозможными яркими цветами. Крышу венчают скульптуры людей с транспарантами, на которых написаны строки из советских песен, фасад обильно украшен советской символикой. Строительство дома было окончено в канун Октябрьской революции, о чём гласит надпись на крыше дома.

В западной традиции это направление носит название Visionary environment. Понятие объединяет постройки, инсталляции, парковую скульптуру и прочие сооружения, созданные под большим влиянием фантазии автора, его индивидуального опыта и субъективных ощущений.

Примечательно, что среди подобных построек есть большое количество сооружений религиозного характера. Так Хусто Гальего Мартинес – бывший послушник монастыря – в 1961 году в одиночку начал строить собор на участке земли, который унаследовал от родителей. Собор задуман как благодарность Богу за исцеление Мартинеса от туберкулеза. Автор возводит сооружение без планов, проектов и даже минимальных знаний об архитектуре и строительстве. Действующим собором здание, конечно же, не является, однако имеет все свойственные христианской культовой постройке элементы – представляет собой трёхнефную купольную базилику, центральный неф которой завершается большой апсидой. В строительстве Мартинес использует подручные материалы, например, жестяные банки, а также бракованные строительные материалы с местных заводов.

Если Мартинес пошёл традиционным путём, чтобы воздать дань Богу, то американец Леонард Найт проявил в этом вопросе куда больше креатива. Леонард – обычный человек, который вырос на ферме в многодетной семье. Благодаря религиозной сестре он тоже уверовал и решил создать нечто, что будет прославлять Иисуса. Его «Гора Спасения» – это инсталляция, покрывающая холм в пустыне Калифорнии, на её создание ушло сотни литров краски, которую Найт принимал от паломников в качестве пожертвования. Холм расписан яркими и жизнерадостными рисунками, а также надписью «Бог есть любовь» и другими цитатами из Библии.

В России тоже есть удивительный пример культового ар-брют – алюминиевый храм Александра Ладогина. Храм построен в небольшом поселке Мулянка Пермского края, его автор – сельский пенсионер. В 50 лет он начал строительство сооружения, установив на нём 50 куполов (согласно своему возрасту), и теперь ежегодно Ладогин добавляет на кровлю по одному куполу. Они выполнены из старых абажуров, которые ранее использовались в сельском хозяйстве, а само помещение напоминает старый сарай. Однако это не помешало постройке стать действующим храмом, освящённым местным священником.

Появление подобных архитектурных сооружений можно объяснить нежеланием их создателей жить в мире, который не вполне соответствует их внутреннему представлению об идеальном. Ими движет эскапизм и желание спрятаться в мир собственных фантазий. Не менее важной причиной является и тоска по прошлому, проявляющаяся в коллекционировании старых вещей и их повторном использовании в новом качестве, как в случае Ладогина, или в возрождении старорусских архитектурных традиций в синтезе с советской атрибутикой – в случае Кириллова. Эти чувства пробуждают в человеке творца, способного подстроить мир под себя и изменить его. Чем наши герои и занимались с завидным рвением и упорством.

324
Текст: Кушнарева Александра

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие статьи

29 декабря 2017 г.
18 декабря 2017 г.
11 декабря 2017 г.
22 ноября 2017 г.
27 октября 2017 г.
3 октября 2017 г.
1 сентября 2017 г.
19 июля 2017 г.
6 июня 2017 г.
22 мая 2017 г.
© 2008—2018 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта