Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
1 июня 2016 г.

Эмигранты в архитектуре

Роль иностранных архитекторов в развитии модернизма в Великобритании и США в межвоенный период. 

Опытом обменивались всегда, кто-то учил других и выгодно строил в других странах, а кого-то ждала незавидная участь на чужбине. Архитектурная эмиграция как термин не существует, при этом само явление имеет место быть. И если взять за основу понятие эмиграции как вынужденное переселение из своего отечества в другую страну, то более трагичного периода, чем межвоенное двадцатилетие XX века, не найти. Уезжали в основном из нацистской Германии – это, прежде всего, лидеры «новой архитектуры»: Вальтер Гропиус, Эрих Мендельсон и Марсель Бройер, – и из революционной России (Бертольд Любеткин, Серж Чермаев), а искали счастья чаще всего в США (Нойтра, Гропиус, Бройер) и Великобритании (всё тот же Гропиус, но недолго; Мендельсон, Чермаев, Любеткин). 

Эмиграция сыграла существенную роль в продвижении идей «новой архитектуры». Активное принятие модернизма в США и Великобритании было связано в том числе с появлением архитекторов-эмигрантов, которые продвигали свои модернистские идеи в новой стране, сотрудничая с местными мастерами. К примеру, Мендельсон работал в паре с «обританенным» к тому времени Чермаевым, а Гропиус – с представителем ливерпульской школы Максвеллом Фраем (да и у того отец был родом из Канады). Также иностранцы обучали других, читали лекции, печатались в прессе (писательские таланты были у многих, у Чермаева есть множество статей, а Уэллс Коутс успел даже поработать журналистом). Гропиус был профессором архитектуры в Гарварде, и по его приглашению читал лекции в США апологет модернизма, критик Зигфрид Гидион (да так там на несколько лет и остался). 

В США вообще сложилась особенная ситуация с модернистским течением в 1920–30-х годах. И если Фрэнк Ллойд Райт, будучи наследником «чикагских» традиций Луиса Салливана, занял амбициозную позицию вне стилистической привязки к модернизму Европы, то эмигранты-архитекторы привнесли в архитектуру США эстетику европейского пуризма. К примеру, Рихард Нойтра переехал из родной Австрии в Калифорнию в 1925 году. Он был представителем, пожалуй, первой волны архитектурных эмигрантов из Европы в межвоенный период и одним из немногих, кто обосновался именно на Западном побережье Соединенных Штатов. Он был учеником Адольфа Лооса, работал одно время в студии Эриха Мендельсона (участвовал в создании редакции Berliner Tageblatt в 1921–23 годах). 

Благодаря Нойтре концепция модернизма пустила корни в солнечной Южной Калифорнии. Белый цвет построек здесь смотрелся уместно. Да и Нойтра сумел адаптировать свои свободные планировки и разветвлённые крыши к местной архитектуре. В его проектах, наиболее яркий пример – LovellHouse (1927–29), куда больше влияния европейских мастеров (кубистов, к примеру), чем американца Райта. 

Lovell House

Студия и резиденция Нойтры 

Аналогичный процесс наблюдался в Европе, где сформировалась диаспора мастеров авангарда, что не осталось незамеченным местными критиками. Первым в Лондон перебрался из Советской России Бертольд Любеткин, который учился во ВХУТЕМАСе и получил первые серьёзные заказы во Франции (его семья уехала из СССР через Польшу в 1922 году). 

Tecton + Arup (фото 1935) 

Его творческое объединение Lubetkin & Tecton (или просто Tecton Group), строительство модернистских высоток Highpoint I (1933–35) и Highpoint II (1938), павильоны лондонского зоопарка, оздоровительный центр в Финсбери (1935–38) – всё это стало базой для восприятия новых архитектурных идей на Британских островах в 1930-х годах. Наибольшей похвалы заслужил от современников «Хайпоинт I», представляющий собой блок из 64 квартир в районе Хайгейт (Лондон). Ле Корбюзье назвал его «красивым зданием» и «достижением первого ранга», а американский критик Генри Рассел Хичкок – «одним из лучших, если не самым лучшим в мире жилищным проектом для среднего класса». 

Highpoint I

Highpoint II

Оздоровительный центр в Финсбери

Бассейн для пингвинов, Лондонский зоопарк 

При этом первой постройкой в Англии, выполненной в «новом стиле», оказался частный дом TheNewWays в Нортгемптоне, созданный Петером Беренсом по заказу бизнесмена Бассета-Лёвке в 1926 году, – иностранцем для иностранца! Однако Беренс лишь выполнил частный заказ и не переезжал в страну, да и его проект не оказал столь крупного влияния на местных архитекторов, как те же постройки группы «Тектон» в 1930-х годах. 

За Любеткиным последовала волна наиболее влиятельных европейцев. В 1930-х годах в Лондоне оказались уехавшие из нацистской Германии Вальтер Гропиус, Марсель Бройер и Эрих Мендельсон. Мендельсон работал в паре с Сержем Чермаевым – русским дизайнером, который родился в Грозном, учился в Хэмпстеде, после революции искал работу в Латинской Америке и Франции, а позже получил британское подданство. Их сотрудничество вылилось в создание павильона De La Warr в приморском городе Бексхилл (1935) – утончённого примера европейского модернизма. К несчастью, модернизм в сознании по крайней мере одного поколения англичан стал ассоциироваться с приморскими постройками для отдыха – до тех пор, пока после Второй мировой войны не сформировалась школа местных модернистских дизайнеров. 

Сергей Чермаев

De La Warr 

Кроме того, Мендельсон и Чермаев построили Дом Коэна (1935–36) на Кенсингтон-Чёрч-Стрит в Лондоне – как раз напротив Дома Леви (1935-36; не сохранился), выполненного по проекту Вальтера Гропиуса и Максвелла Фрая. О Фрае стоит сказать пару слов. Это, пожалуй, один из самых талантливых модернистских архитекторов предвоенного поколения в Великобритании. После войны он сотрудничал непосредственно с Ле Корбюзье, а в 1930-х годах Фрай привнёс утопический дух в развитие социального жилья в Лондоне. В проекте Kensal Green (дешевые квартиры для газовой компании) архитектор соединил геометрическую утончённость с высоким уровнем социальной составляющей. 

Дом Коэна

Дом Леви

Kensal Green 

Но не все эмигранты, работавшие в Лондоне в 1930-х годах, были из Европы. Существенную роль играли молодые архитекторы из колоний и доминионов Великобритании, такие как Уэллс Коутс, Эмиас Коннелл и Бэзил Уорд. 

Уэллс Коутс родился в Токио в канадской семье. Немного повоевал во время Первой мировой, после чего совсем молодым переехал в Англию. В 1933 году Коутс и Максвелл Фрай основали организацию модернистов – Modern Architecture Research Group (MARS) – британскую ветвь CIAM. Талант архитектора Коутса очевиден в таких многоквартирных домах, как Isokon Building в Хэмпстеде (1934 год постройки; здесь жили Гропиус и Бройер; критик Джеймс Ричардс предположил, что это здание «куда ближе к постулату «Дом – машина для жилья», чем любые другие постройки Ле Корбюзье») и Embassy Court в Брайтоне (1934-35), но его лучшие работы относятся к сфере промышленного дизайна. 

Уэллс Коутс

Isokon Building

История Isokon Building в Хемпстеде 

Embassy Court 

Архитектурное бюро Connell, Ward and Lucas было союзом двух новозеландцев (Эмиас Коннелл и Бэзил Уорд) и одного англичанина (Колин Лукас). Своими загородными домами в Хемпстеде и Амершеме (к примеру, High and Over) на рубеже 1920–30-х годов они написали одну из первых страниц в истории британского модернизма. А жилые дома и квартиры на Фрогнал-стрит (особенно отметим Frognal 66) на северо-западе Лондона являются прямыми интерпретациями и примерами моделей Ле Корбюзье на английской улице. 

High and Over

Frognal 66 

Таким образом, запрос называться Международным стилем (International Style) был обоснован космополитичным характером Модернизма, причем не только в категориях стиля и принципов, но и в национальном, а точнее – в межнациональном смысле.  


Текст: Кузнецов Павел

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие статьи

4 октября 2018 г.
27 сентября 2018 г.
19 сентября 2018 г.
11 сентября 2018 г.
23 августа 2018 г.
22 августа 2018 г.
14 августа 2018 г.
10 августа 2018 г.
3 августа 2018 г.
30 июля 2018 г.
25 июня 2018 г.
29 мая 2018 г.
© 2010—2018 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта