Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
1 июня 2016 г.

Эмигранты в архитектуре

Роль иностранных архитекторов в развитии модернизма в Великобритании и США в межвоенный период. 

Опытом обменивались всегда, кто-то учил других и выгодно строил в других странах, а кого-то ждала незавидная участь на чужбине. Архитектурная эмиграция как термин не существует, при этом само явление имеет место быть. И если взять за основу понятие эмиграции как вынужденное переселение из своего отечества в другую страну, то более трагичного периода, чем межвоенное двадцатилетие XX века, не найти. Уезжали в основном из нацистской Германии – это, прежде всего, лидеры «новой архитектуры»: Вальтер Гропиус, Эрих Мендельсон и Марсель Бройер, – и из революционной России (Бертольд Любеткин, Серж Чермаев), а искали счастья чаще всего в США (Нойтра, Гропиус, Бройер) и Великобритании (всё тот же Гропиус, но недолго; Мендельсон, Чермаев, Любеткин). 

Эмиграция сыграла существенную роль в продвижении идей «новой архитектуры». Активное принятие модернизма в США и Великобритании было связано в том числе с появлением архитекторов-эмигрантов, которые продвигали свои модернистские идеи в новой стране, сотрудничая с местными мастерами. К примеру, Мендельсон работал в паре с «обританенным» к тому времени Чермаевым, а Гропиус – с представителем ливерпульской школы Максвеллом Фраем (да и у того отец был родом из Канады). Также иностранцы обучали других, читали лекции, печатались в прессе (писательские таланты были у многих, у Чермаева есть множество статей, а Уэллс Коутс успел даже поработать журналистом). Гропиус был профессором архитектуры в Гарварде, и по его приглашению читал лекции в США апологет модернизма, критик Зигфрид Гидион (да так там на несколько лет и остался). 

В США вообще сложилась особенная ситуация с модернистским течением в 1920–30-х годах. И если Фрэнк Ллойд Райт, будучи наследником «чикагских» традиций Луиса Салливана, занял амбициозную позицию вне стилистической привязки к модернизму Европы, то эмигранты-архитекторы привнесли в архитектуру США эстетику европейского пуризма. К примеру, Рихард Нойтра переехал из родной Австрии в Калифорнию в 1925 году. Он был представителем, пожалуй, первой волны архитектурных эмигрантов из Европы в межвоенный период и одним из немногих, кто обосновался именно на Западном побережье Соединенных Штатов. Он был учеником Адольфа Лооса, работал одно время в студии Эриха Мендельсона (участвовал в создании редакции Berliner Tageblatt в 1921–23 годах). 

Благодаря Нойтре концепция модернизма пустила корни в солнечной Южной Калифорнии. Белый цвет построек здесь смотрелся уместно. Да и Нойтра сумел адаптировать свои свободные планировки и разветвлённые крыши к местной архитектуре. В его проектах, наиболее яркий пример – LovellHouse (1927–29), куда больше влияния европейских мастеров (кубистов, к примеру), чем американца Райта. 

Lovell House

Студия и резиденция Нойтры 

Аналогичный процесс наблюдался в Европе, где сформировалась диаспора мастеров авангарда, что не осталось незамеченным местными критиками. Первым в Лондон перебрался из Советской России Бертольд Любеткин, который учился во ВХУТЕМАСе и получил первые серьёзные заказы во Франции (его семья уехала из СССР через Польшу в 1922 году). 

Tecton + Arup (фото 1935) 

Его творческое объединение Lubetkin & Tecton (или просто Tecton Group), строительство модернистских высоток Highpoint I (1933–35) и Highpoint II (1938), павильоны лондонского зоопарка, оздоровительный центр в Финсбери (1935–38) – всё это стало базой для восприятия новых архитектурных идей на Британских островах в 1930-х годах. Наибольшей похвалы заслужил от современников «Хайпоинт I», представляющий собой блок из 64 квартир в районе Хайгейт (Лондон). Ле Корбюзье назвал его «красивым зданием» и «достижением первого ранга», а американский критик Генри Рассел Хичкок – «одним из лучших, если не самым лучшим в мире жилищным проектом для среднего класса». 

Highpoint I

Highpoint II

Оздоровительный центр в Финсбери

Бассейн для пингвинов, Лондонский зоопарк 

При этом первой постройкой в Англии, выполненной в «новом стиле», оказался частный дом TheNewWays в Нортгемптоне, созданный Петером Беренсом по заказу бизнесмена Бассета-Лёвке в 1926 году, – иностранцем для иностранца! Однако Беренс лишь выполнил частный заказ и не переезжал в страну, да и его проект не оказал столь крупного влияния на местных архитекторов, как те же постройки группы «Тектон» в 1930-х годах. 

За Любеткиным последовала волна наиболее влиятельных европейцев. В 1930-х годах в Лондоне оказались уехавшие из нацистской Германии Вальтер Гропиус, Марсель Бройер и Эрих Мендельсон. Мендельсон работал в паре с Сержем Чермаевым – русским дизайнером, который родился в Грозном, учился в Хэмпстеде, после революции искал работу в Латинской Америке и Франции, а позже получил британское подданство. Их сотрудничество вылилось в создание павильона De La Warr в приморском городе Бексхилл (1935) – утончённого примера европейского модернизма. К несчастью, модернизм в сознании по крайней мере одного поколения англичан стал ассоциироваться с приморскими постройками для отдыха – до тех пор, пока после Второй мировой войны не сформировалась школа местных модернистских дизайнеров. 

Сергей Чермаев

De La Warr 

Кроме того, Мендельсон и Чермаев построили Дом Коэна (1935–36) на Кенсингтон-Чёрч-Стрит в Лондоне – как раз напротив Дома Леви (1935-36; не сохранился), выполненного по проекту Вальтера Гропиуса и Максвелла Фрая. О Фрае стоит сказать пару слов. Это, пожалуй, один из самых талантливых модернистских архитекторов предвоенного поколения в Великобритании. После войны он сотрудничал непосредственно с Ле Корбюзье, а в 1930-х годах Фрай привнёс утопический дух в развитие социального жилья в Лондоне. В проекте Kensal Green (дешевые квартиры для газовой компании) архитектор соединил геометрическую утончённость с высоким уровнем социальной составляющей. 

Дом Коэна

Дом Леви

Kensal Green 

Но не все эмигранты, работавшие в Лондоне в 1930-х годах, были из Европы. Существенную роль играли молодые архитекторы из колоний и доминионов Великобритании, такие как Уэллс Коутс, Эмиас Коннелл и Бэзил Уорд. 

Уэллс Коутс родился в Токио в канадской семье. Немного повоевал во время Первой мировой, после чего совсем молодым переехал в Англию. В 1933 году Коутс и Максвелл Фрай основали организацию модернистов – Modern Architecture Research Group (MARS) – британскую ветвь CIAM. Талант архитектора Коутса очевиден в таких многоквартирных домах, как Isokon Building в Хэмпстеде (1934 год постройки; здесь жили Гропиус и Бройер; критик Джеймс Ричардс предположил, что это здание «куда ближе к постулату «Дом – машина для жилья», чем любые другие постройки Ле Корбюзье») и Embassy Court в Брайтоне (1934-35), но его лучшие работы относятся к сфере промышленного дизайна. 

Уэллс Коутс

Isokon Building

История Isokon Building в Хемпстеде 

Embassy Court 

Архитектурное бюро Connell, Ward and Lucas было союзом двух новозеландцев (Эмиас Коннелл и Бэзил Уорд) и одного англичанина (Колин Лукас). Своими загородными домами в Хемпстеде и Амершеме (к примеру, High and Over) на рубеже 1920–30-х годов они написали одну из первых страниц в истории британского модернизма. А жилые дома и квартиры на Фрогнал-стрит (особенно отметим Frognal 66) на северо-западе Лондона являются прямыми интерпретациями и примерами моделей Ле Корбюзье на английской улице. 

High and Over

Frognal 66 

Таким образом, запрос называться Международным стилем (International Style) был обоснован космополитичным характером Модернизма, причем не только в категориях стиля и принципов, но и в национальном, а точнее – в межнациональном смысле.  

324
Текст: Кузнецов Павел

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие статьи

22 ноября 2017 г.
27 октября 2017 г.
3 октября 2017 г.
1 сентября 2017 г.
19 июля 2017 г.
6 июня 2017 г.
22 мая 2017 г.
26 апреля 2017 г.
7 апреля 2017 г.
28 марта 2017 г.
21 марта 2017 г.
© 2008—2017 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта