Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
30 мая 2016 г.

Дюссельдорф. Архитектурная гавань

Положение Дюссельдорфа на Рейне, одной из самых главных «торговых» рек Западной Европы, в значительной степени определило его судьбу как портового города. И, естественно предположить, что одним из важнейших мест города становится порт. Это, если не сердце, то лёгкие города.

История дюссельдорфской гавани зачинается в глубине веков в виде разбросанных по набережной причалов. Значительное её преобразование приходится на конец XIX века, когда, после колоссальной реконструкции, порт становится одним из самых современных и процветающих в Европе. «Буря и натиск» трагического XX века лишают порт былой славы, снижается масштаб и характер деятельности.

Второе рождение гавань переживает в середине 1970-х годов. Первая стройка, как первое предложение, завершается восклицательным знаком – 240-метровой телерадиобашней Рейнтурм – символом гордого обновления, – футуристическим видом обращенной в будущее. Строительство башни заканчивается в 1982 году. Автор проекта – архитектор Харальд Дейлманн (Harald Deilmann). Бетонно-арматурный цилиндр строился с применением объёмно-переставной технологии. То есть, сначала создали верхний конус башни, затем с периодичностью в 2,5 метра, при помощи домкрата поднимали его, заливая бетонный цилиндр-основу. Параллельно строилась внутренняя ось. Башня стала единственным подобным сооружением, возведённым по такой технологии. Внутренний цилиндр располагает лестницей и лифтами, а наверху, помимо технических помещений, находятся вращающийся ресторан и смотровая площадка. Также в основание башни, по проекту архитектора и дизайнера Хорста Баумана (Horst Baumann), встроены 62 световые панели. Разделённые десятеричными группами они показывают текущее время. Часы стали рекордсменом Гиннеса как самые большие. 

Вокруг телебашни формируется комплекс зданий, предназначенных для разнообразных медиацентров, издательств, рекламных агентств и других компаний в сфере СМИ. Отсюда порт получает новое название – Медиа-гавань или Медиенхафен.

Заявленная ориентация на будущее продолжается во всём архитектурном ансамбле района. Основная масса зданий выполнена в сверхсовременном и сверхтехнологичном для того времени стиле хай-тек. 

Откровенный хай-тек встречает уже на пороге в гавань. Своеобразные ворота – П-образная высотка Штадттор, построенная 1998 году по проекту Карла-Хайнца Петцинки (Karl-Heinz Petzink).  Прозрачный фасад с двойным остеклением (double-skin) обнажает стальные несущие конструкции здания. Центральный зал высотой 65 метров с двух сторон обрамляют офисные помещения. Кроме офисов в здании находятся правительственные учреждения. Динамика высотки создаётся за счёт острого угла, который указывает направление движения в сторону порта. 

Интересна концепция застройщиков одного из мысов гавани, который своей формой подчёркивает связь с функцией порта по типу дженксовского «двойного кодирования». Его можно сравнить с баржей, которая тащит пёстрый архитектурный груз. Подобным образом в сиднейской гавани оперный театр символически подчёркивает связь с освоенным морским пространством. 

Стилистически чрезвычайно разнообразный «архитектурный груз» насчитывает несколько нетривиальных зданий.

Разделяя западную и восточную стороны порта, «галерею» открывает «дом-утюг», «горизонтальный небоскрёб» Port Event Center – реализация утопических идей Л. Лисицкого кёльнским архитектурным бюро Норберта Ванслебена (Norbert Wansleben). Конструкция-«перекладина» опирается на здание старого порта, тем самым как бы обыгрывает амбиции советского авангарда, с их желанием сбросить Пушкина с корабля современности. 

Кстати стоит отметить, как с немецкой аккуратностью сохраняются архитектурные «обрывки» старого порта. Различные краны, элеватор и просто здания исторического наследия ностальгически вписаны в суперсовременный облик гавани. Как тёплые воспоминания прошлого они прорываются сквозь тотальность настоящего. 

Продолжает архитектурную серию яркое офисное здание Colorium. Оно было построено в 2001 году по проекту британского архитектора Уильяма Олсопа. Как и во многих других проектах, Олсоп продолжает линию построек, отмеченных цветовой броскостью, где серьёзность функции и конструкции нивелируется игрой по-детски непосредственного воображения. Железобетонный параллелепипед облицован красочными стеклянными плитами 17 типов и 30 цветовыми решениями. Всего панелей насчитывается около 2200. Красный козырёк подсвечивает здание в темноте, что сохраняет за ним цветовую доминанту архитектурного ансамбля. 

По колориту вторит ему недалеко расположенный Roggendorf-Haus. На фасаде  дома реализован арт-проект немецкой художницы Rosalie (Gudrun Müller) под названием Flossis.  Точнее, 29 4-метровых карабкающихся гуманоидов, в 1998 году представленных на выставке «Искусство и пластмасса» в музее полимеров, только в 2002 году украсили прагматическое офисное здание. В бывшем зернохранилище, отреставрированном под руководством архитектора Норберта Винкелса (Norbert Winkels) сегодня располагается Дом культуры и науки. 

Завершает ряд архитектурной разноголосицы комплекс Hafenspitze – две 65-метровые Г-образные башни-близнецы, разработанные архитектурным бюро JSK и построенные в 2010 году. В одной из них находится фешенебельный отель Hyatt, в другой – офисные помещения. Полностью остеклённые минималистичные и формально элементарные кубы, в своей простоте доходящие до жёсткости, среди прочих зданий смотрятся наиболее серьёзными и уверенными в себе и, если продолжать аналогию с баржей, то они явно служат моторным помещением или капитанской рубкой. 

Как сумасшедший среди трезвых и повседневных людей – комплекс зданий культового архитектора Ф. Гери «Художественный центр и центр СМИ» под общим названием «Новая таможня». «Gehry-Bauten», как его ещё называют, был построен в 1996–1998 гг. и представляет собой три разновысотных здания от 3 до 13 этажей. Комплекс построен вместо не реализовавшегося проекта З. Хадид.

Атектонические, ассиметрические здания продолжают постмодернистскую программу с их пафосом нелинейности, семантической и формальной деконструкцией и «загадочным означающим», в понимании Ч. Дженкса. Волнообразная форма, на серебристой поверхности которой, как на ряби мелкой речной волны, играет солнце и преломляются фасады двух соседних домов, дублирует смысл уже не функции территории, но её ландшафт. Функцию скорее подчеркивает белое здание, напоминающее свёрнутые в трубку бумажные листы. 

Неизвестно, дань ли это моде, необходимость привлечь туристов или стремление избавиться от диктата прямой линии, но странно наблюдать в среде равномерных немцев и их аккуратного архитектурного окружения подобные странности (сравнить, например, Мемориал жертвам холокоста Айзенмана в Берлине рядом с высоким модернизмом Потсдамской площади).

Нельзя обойти вниманием, наверное, самый масштабный по замыслу архитектурный проект – комплекс сооружений ландтага Северного Рейна-Вестфалии, который собственно и дал импульс к реконструкции дюссельдорфской гавани. Проект разрабатывала группа авторов, объединённых в архитектурное бюро Eller Mozer Walter.

Комплекс в проекции образует неровный ритм окружностей и дуг. В общей концепции структурализма оно явно продолжает опыты и идеи Л. Кана. Разорванные цилиндры, незамкнутость основных переменных композиции символизируют открытость и прозрачность политической жизни. Да и само положение ландтага не в центре, но стушевавшись, около моста Рейнкни, свидетельствует о новой политике принципа «скромность и действенность». 

Упомянутый мост Рейкни разработал архитектор Фридрих Таммс (Friedrich Tamms). Внушительно высокие пилоны удачно рифмуются с вертикалью телебашни и другими высотными доминантами города. Строительство велось в период 1965–1969 гг. Между прочим, световые часы Рейнтурма изначально планировалось вмонтировать в этот мост. 

Сегодня Медиа-гавань – самое привлекательное место Дюссельдорфа. В районе порта бесчисленное множество ресторанов, пабов, бутиков, ночных клубов, отелей и торговых центров. Место «дышит» современностью не только развлекательной стороной, но также и деловой. Большое количество застроенной площади арендуется компаниям различного профиля, за счёт чего растёт потенциал инвестирования. Развлекательно-игривое, и серьёзно-деловое, старое и новое и масса других контрастов, выраженных архитектурно, выпукло делает гавань урбанистическим шедевром с незаурядной амбицией и смелостью. 

Фото: Владимир Громада, доцент  архитектуры УрГАХУ

253
Текст: Миронов Денис

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие статьи

3 октября 2017 г.
1 сентября 2017 г.
19 июля 2017 г.
6 июня 2017 г.
22 мая 2017 г.
26 апреля 2017 г.
7 апреля 2017 г.
28 марта 2017 г.
21 марта 2017 г.
© 2008—2017 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта