Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
19 сентября 2017 г.

Часть 3. Реновация районов и городов. Зарубежный опыт

Уже упоминалось, что реновация может быть локальной, точечной, а может охватывать большие городские территории и даже города. О том, как возрождают из пепла целые районы, мы немного касались в других статьях (Искусство градостроительства. Гамбург, Дюссельдорф. Архитектурная гавань).  Здесь мы затронем другой вариант урбанистического возрождения.

К разновидностям реновации можно отнести джентрификацию (от англ. Gentrification – облагораживание). На Западе этим термином именуют процесс, когда непрезентабельные жилые территории становятся привлекательными с точки зрения капиталовложения и комфортности проживания.

Протекает джентрификация преимущественно стихийно. Различные эмигрантские гетто, бедные и ветхие промышленные районы, какое-то время не чувствующие на себе внимание муниципальных властей, начинает заселять креативный класс. Образуются сквоты, арт-кластеры, креативные пространства, которые организуют разного рода художники, артисты, поэты, музыканты и прочие творческие и маргинальные группы населения. 

За этой движущей молодой силой тянутся сперва ценители искусства, галеристы. Со временем сюда примешиваются молодые предприниматели, стартаперы. Благодаря этому растёт количество молодёжных заведений, ресторанов, клубов, магазинов, арт-галерей, офисов (которые изначально притягивают дешевизной). С экономической точки зрения муниципальным властям выгодно поддерживать эти начинания и инициативы, поэтому они тоже вкладывают деньги в стартапы и арт-кластеры и (а также) занимаются привлечением иностранных компаний.

Все эти факторы повышают престижность района, его экономический потенциал и, следовательно, стимулируют рост цен на недвижимость. Бедные слои населения уже не справляются с повышенной арендной платой (которая иногда повышается втрое), съезжают, и район постепенно занимает средний класс. Соответственно этому меняется и архитектурный облик района: проводится реконструкция и обновление отдельных зданий и целых архитектурных ансамблей, строится новое жильё. 

 

Так произошло с небезызвестным парижским Монмартром. Так с начала 1990-х годов и до настоящего времени происходит с районами бывшего ГДР, представляющих собой образец джентрификации.  

Процесс возрождения начался с Пренцлауэр-Берг. До падения Берлинский стены жилые помещения, заселённые рабочими, отапливали углём, отсутствовало горячее водоснабжение. В начале 1990-х дешевизна аренды привлекла сюда студентов и творческих людей. По логике джентрификации, в середине 2000-х район преобразился, появилось новое качественное жильё, повлекшее инвестиции, а это в свою очередь повысило арендную плату. К 2007 году в Пренцлаур-Берг почти совсем не осталось пенсионеров, население составилось из граждан 35-45 лет. 

Маркером джентрификации Пренцлаур-Берг можно назвать Metropol-Park – здание, построенное в 1930-х и предназначенное для партийной и рабочей номенклатуры. В гэдээровский период пришло в унылое состояние.

 

До реконструкции в холлах проходили выставки молодых дизайнеров.  По проекту архитекторов Annette Axthelm and Henner Rolvien Metropol-Park сегодня – это обновлённое историческое здание, с интегрированными в него дополнительными корпусами. Внутри располагаются фешенебельные дизайнерские апартаменты. 

Множество стартап-компаний, расположенных в районе Митте, недалеко от Торштрассе, который многие называют кремниевой аллеей, и в Кройцберге также поспособствовали повышению инвестиционной привлекательности района. Технологические кластеры меняют атмосферу дистрикта. Заброшенные фабрики становятся технологически хабами и научно-экспериментальными центрами. Территория, в недавнем прошлом населённая маргиналами, с заброшенными и обшарпанными зданиями, сегодня считается одним из самых модных мест Берлина.

 

Джентрификация – процесс двойственный: для кого-то она становится хорошим шансом на успех, для других она оборачивается дополнительными проблемами. С позиции развития городских территорий, она, несомненно, положительна. «Непрезентабельные» районы становятся ухоженными и обновлёнными, начинают вкладываться деньги в реставрацию исторических зданий, облагораживаются общественные пространства. С другой стороны, джентрификация способствует «выдавливанию» «коренных» бедных слоёв населения с насиженного и дешёвого жилья, приводя к не всегда благоприятным поворотам их судеб. 

Нечто близкое джентрификации по смыслу происходит, когда вновь возведённый объект меняет общий ход и развитие территории. Так, Музей будущего, построенный Сантьяго Калатравой в одном из самых неблагополучных районов, заброшенном порту (Porto Maravilha) Рио-де-Жанейро, за два года кардинально изменил его положение. Немаловажно то, что создание проекта было приурочено к Олимпийским играм. То есть, изначально власти использовали его как инструмент реновации. 

Строительству музея сопутствовала специально созданная властями Компания городского развития Порта Рио-де-Жанейро. В ходе неё оценивалось количество исторических зданий в районе, которые следует реставрировать, и их соотношение с современным жильём. Также Компания занималась опросами местных жителей – каким бы они хотели видеть свой район после строительства музея, и как бы они могли поучаствовать в преобразованиях.

Местные жители первыми попали на экспозицию только открывшегося музея и, кроме того, получили именную карту, дающую право бесплатного посещения музея. Для этого специально была создана программа «Соседи Музея будущего», рассчитанная на 30 тыс. человек. Целью этих акций и компромиссов, по-видимому, было подготовка местных к неизбежным и, возможно, нежелательным для них изменениям, смягчение контрастности между привычным и тем, что будет.

Ажиотаж вокруг музея превысил все ожидания. Вместо планируемых 350 тыс. посетителей в год, его посетили 1,4 миллиона. Понятно, что для района этот музей стал источником новой жизни.   

Обновление городских территорий может быть не стихийным, как при джентрификации, а целенаправленным.

Когда-то Бордо, несмотря на статус винной столицы, богатое историко-культурное наследие и приморское положение, был одни из самых непопулярных городов Франции. Цены на недвижимость были очень низкими, около 20% жилья пустовало, улицы были запружены машинами.

Ситуация изменилась с приходом нового мэра, который решил сделать Бордо более привлекательным и для жилья, и для туризма. Так как в нём почти нет промышленности, акцент был сделан на развитие туризма и торговли.

Для того чтобы освободить центр от машин, власти вернули трамвайные маршруты, отменённые ещё в 1950-е. Параллельно было закуплено 10 тыс. велосипедов, потому что из-за постоянной стройки на дорогах и запрета на автомобильный проезд по путям следования трамваев иначе передвигаться было невозможно. Благодаря этой хитрости людей приучали к менее «проблемному» транспорту.

Там, где проходили пешие туристические маршруты, активно развернулась реконструкция исторических зданий. 

 

На площади Биржи, которая некогда служила парковкой, разбили фонтан «Зеркало воды» (Miroir d’eau). Сегодня это очень популярное место для отдыха и встреч.

Везде, где это возможно, разбивали скверы, было проложено много прогулочных маршрутов, велосипедных дорожек, появилось большое количество зелёных насаждений.

Реновация активно коснулась жилого фонда. Причём, для удовлетворения запросов жителей и во избежание возможных недомолвок и проблем, была развёрнута специальная кампания. Создали восемь советов в разных районах города и каждые три месяца организовывали общественные собрания, где совместно с жителями обсуждалось развитие проектов. По итогам этих собраний публиковалась брошюра, которую затем размещали в сети. При возникновении спорных вопросов проводился онлайн-референдум. 

На следующем этапе приглашали урбаниста, который должен был подготовить проект с учётом накопившихся запросов и требований людей. Конечно, в ряде вопросов, важных для общей городской инфраструктуры, (строительство мостов, остановки общественного транспорта, реставрация исторических зданий и т. п.) мнение горожан особо не учитывалось – эти вопросы решали специалисты.

Спустя время реновация начала приносить плоды. Центр Бордо был включен в список ЮНЕСКО, количество туристов за 20 лет повысилось от 1 до 7 млн. Город стал лидировать по количеству магазинов и бутиков во всей Франции. После запуска скоростных поездов между Бордо и Парижем, многие просто переселились сюда жить, а Париж оставили для работы. И это несмотря на то, что стоимость жилья поднялась в четыре раза.

Кстати, процесс джентрификации здесь сдерживается. Часть недвижимости (35%) удерживается социальными программами. Некоторые группы населения (например, студенты) имеют субсидии на пониженную арендную ставку.    

Сама по себе реновация это ещё не зло и не добро. Всё зависит от того, как и кто её проводит. Реализовывают эту практику уже давно и во всём мире. Будем надеяться, что у нас в стране всё будет протекать грамотно и с оглядкой на тот опыт, который имеет мировое градостроительное и архитектурное сообщество.

Читайте также:

Часть 2. Реновация исторических зданий. Зарубежный опыт
Часть 1. Реновация жилого фонда. Зарубежный опыт

112
Текст: Миронов Денис

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие статьи

3 октября 2017 г.
1 сентября 2017 г.
19 июля 2017 г.
6 июня 2017 г.
22 мая 2017 г.
26 апреля 2017 г.
7 апреля 2017 г.
28 марта 2017 г.
21 марта 2017 г.
6 марта 2017 г.
3 февраля 2017 г.
© 2008—2017 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта