Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
17 сентября 2015 г.

Бётхерштрассе — шедевр немецкого экспрессионизма и пример взаимодействия разных эпох

Всякий, кто бывал в Бремене, хорошо помнит Бётхерштрассе (Böttcherstraße или «Улицу Бочаров») – одну из главных достопримечательностей города и шедевр немецкого экспрессионизма. На этой уникальной частной улице каждый дом имеет свое имя, потайные часы демонстрируют картины из истории человечества, а колокольчики мейсенского фарфора исполняют те же мелодии довоенной Германии. 

 

В начале ХХ-го века в немецкой архитектуре все еще доминировали историзм и югендштиль. Австрийский архитектор Адольф Лоос критически характеризовал эти стили, считая их «высокопарными» и «слишком дорогими». Уже в своем эссе 1910 года Лоос жаждал полного отказа от архитектурных украшений, однако на деле крупные модернистские движения (такие, как Werkbund и Bauhaus) не набрали в Германии больших оборотов, а желание продолжать и развивать классику не исчезло. С 1904 и до 1950-х гг. стиль Heimatschutz процветал в Германии, где большое внимание уделялось народным традициям и национальной культуре. Яркими примерами этого неоклассического стиля являются Гамбург-музеум (Hamburg Museum), Принципальмаркт (Prinzipalmarkt) в Мюнстере и рыночная площадь Фройденштадта. 

 В 1922–1931 гг. в Бремене экспрессионисты продолжили региональную традицию кирпичной готики на Бётхерштрассе. В прошлом эта улица была ремесленной: в средние века на ней проживали бочары, но в XIX в., когда эта профессия потеряла свою значимость, улица постепенно пришла в полное запустение. Так продолжалась до тех пор, пока в 1920-е годы этим местом не заинтересовался талантливый художник-экспрессионист Бернхард Хётгер, который начал благоустройство улицы после знакомства с бременским миллионером Людвигом Розелиусом. Розелиус, коммерсант и меценат, известный миру как изобретатель «бескофеинового кофе», благодаря успешной торговле этим напитком нажил неплохой капитал и согласился профинансировать проект скульптора. В 1922 году он скупил все дома на недоходной улице для того, чтобы создать улицу искусств. При этом Хётгер выступил не только как талантливый скульптор, но и проявил себя как выдающийся архитектор-самоучка. В 1930—1931 гг. он сумел создать в небольшом переулке шедевр экспрессионистской архитектуры, не только перестроив исторические здания, но и создав новые («Дом Атлантис»). Ориентируясь на старинные пакгаузы и ганзейские купеческие дома, Хётгер придумал, как лучше совместить современный ему стиль экспрессионизм со средневековыми мотивами, которые часто завораживали экспрессионистов. Скульптору пришла в голову прекрасная мысль использовать в архитектурном облике домов темные некондиционные кирпичи, которые должны были по его замыслу снабдить задания благородной «патиной времени». Эти кирпичи специально выискивали на северо-немецких кирпичных фабриках, чтобы потом умышленно применить в оформлении фасадов. Ориентируясь на традиционную средневековую северо-немецкую кирпичную архитектуру, Хётгер создал уникальный экспрессионистский ансамбль, украшенный грубой рельефной кладкой, декоративными элементами и скульптурой.

 По замыслу Хётгера, улица должна была продемонстрировать истинно-немецкие ценности, а заодно и проиллюстрировать историю происхождения человечества и его основные достижения. Над узким проходом в улочку было установлено большое позолоченное панно, на котором изображен Архангел Михаил, побеждающий силы зла. 

 Дома на улице в соответствии с их функциональным назначением получили свои имена: дом Атлантиды, дом Робинзона Крузо, дом Семи Ленивцев, дом Колокольного звона. Трижды в день прохожие имеют возможность услышать мелодии колокольчиков, в то время как бутафорская кирпичная панель часовой башни отъезжает в сторону, открывая взору всех прохожих картины великих свершений прошлого. 

 После прихода к власти в Германии национал-социалистов, которым и Хётгер, и Розелиус всегда симпатизировали, скульптор вступил в НСДАП. Он старался примирить ее нордические идеи народности с экспрессионизмом, однако, руководство партии не оценило его стараний. Розелиус также приложил немало усилий для того, чтобы произвести положительное впечатление на новые власти. В 1936 году он представил улицу Адольфу Гитлеру, но и он также не был вдохновлен. Более того, после выступления Рейхсканцлера в Нюрнберге, в том же 1936 году, работы Хётгера были объявлены произведениями дегенеративного искусства, а сам он исключен из рядов партии. В современной литературе часто пишут, что улица не была уничтожена лишь потому, что являла яркий образец «упаднического искусства». С 1934 по 1943 год Бернхард Хётгер жил в Берлине, затем бежал через Верхнюю Баварию в Швейцарию, где по окончании войны и умер.

Улица Хётгера, пережив гонения Гитлера, пострадала от бомбардировок американской авиации во время войны. Фасады многих домов были разрушены и претерпели в мирное время значительную реконструкцию. Таким образом, архитектура зданий, которая и без того – образец взаимодействия разных архитектурных стилей и эпох, была дополнена современным дизайном. Внешние утраты зданий были полностью воссозданы, однако их назначение и внутреннее устройство были изменены в соответствии с современными требованиями. В трех домах теперь функционируют музеи, в остальных открыты галереи, художественные мастерские и салоны, а также магазины, кафе и рестораны.


Текст: Латош Владислав

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие статьи

8 апреля 2019 г.
1 февраля 2019 г.
17 января 2019 г.
4 октября 2018 г.
© 2010—2019 Berlogos.ru. Все права защищены Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта