Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
21 января 2016 г.

Ажурный дом

Сейчас никого уже не удивишь типовыми многоэтажками, которые штампуются как «горячие пирожки», заполняя собой всю территорию растущих мегаполисов. Многоэтажные жилые дома, построенные из крупных блоков, прочно ассоциируются с мрачными невеселыми строениями спальных районов, которые навевают тоску. Это скучные однотипные коробки, для которых отсутствие любых украшений стало основополагающим принципом. Но могло ли градостроительство пойти по другому пути? Можно ли было соединить красоту здания с его функциональностью?

Оказывается, что можно было. Так, интересную страницу жилищной архитектуры Москвы 30-х годов составляют эксперименты с первыми постройками из крупных блоков, которые положили начало той мощной системе индустриального домостроения, без которой совершенно невозможно представить себе современную столицу.

Еще более семидесяти лет назад, в 1940–1941 годах, архитекторами Андреем Константиновичем Буровым и Борисом Николаевичем Блохиным был предпринят эксперимент по строительству жилого дома из крупных блоков. Так появился дом на Ленинградском проспекте, прозванный позднее «Ажурным».

Именно это здание может доказать, что жилой дом, построенный из типовых элементов, может быть очень даже красивым и функциональным. И хотя «Ажурный дом» так и не вошел в серию, оставшись единственным экземпляром, он показал, что и крупноблочное здание способно стать настоящим произведением искусства.

Андрей Буров хорошо разбирался как в технике, так и в искусстве. Он был настоящим гением и разносторонним специалистом. Так, он изобретал новые строительные материалы, проектировал довольно необычные дома, разрабатывал успешную систему полярных самолетов и…даже занимался исследованием лечения рака. Поэтому вполне логично, что Бурова заинтересовала новая идея строительства здания из крупных блоков, изготовлявшихся на заводе.

Чем же так интересен «Ажурный дом»? Во-первых, стены здесь были разделены на простенки и перемычки, что создавало для них своеобразный каркас. Такая система получилась довольно практичной и технически целесообразной, потому как позволила сильно сократить количество типов элементов, которые изготавливались на заводе.

«Ажурный дом», схема разрезки блоков 

В тоже время стены здания членились красиво и весьма энергично. Так, перед кухнями, обращенными на уличные фасады, в этом доме были созданы хозяйственные лоджии, где можно сушить белье, чистить платье, да и просто отдыхать. При этом они были прикрыты декоративными решетками из бетона, поэтому являлись недоступными для любопытных взглядов людей. Ажурные рельефы для лоджий были выполнены по эскизам художника В. Фаворского. Чередование лоджий и окон придало дому яркую декоративность, а также и некоторую экзотичность, за которую его стали называть «аккордеоном». Этот достаточно ранний пример показал многие неисследованные возможности для индустриального строительства жилых домов, придания им особой художественной выразительности, о которой, к сожалению, в последующие годы было забыто.

«Ажурный дом» интересен также тем, что архитекторы стремились на новой основе вернуться к идее комфортного и красивого жилища в сочетании с системой общественного обслуживания. Поэтому внутренние коридоры здесь связывают квартиры шести верхних этажей с лестницами, а на первом этаже проектировался комплекс общественных помещений, которые включали в себя продовольственный магазин, кафе-ресторан, детский сад-ясли и бюро обслуживания, которое должно было выполнять заказы на доставку обедов и продуктов, уборку квартир, стирку и другие услуги. Начавшаяся война нарушила планы по благоустройству общественной части дома. Затем ее помещения были использованы для иных целей, а общий замысел остался нереализованным.

План «Ажурного дома» 

«Ажурный» дом и сегодня выглядит достаточно необычно, благодаря декоративным решеткам и «разводам» на стенах, похожим на мрамор. Причем изначально ничего подобного в проекте, конечно же, не предполагалось. Дело в том, что в последний момент перед началом строительства здания, Бурову позвонили с завода и сказали, что ровного цвета блоков никак не получается добиться. Тогда архитектор быстро нашел выход, в результате которого при заливке в блоки добавили краситель.

Интересно, что дом был построен не по красной линии, а немного в глубине. Поэтому в наше время «Ажурный дом» скрывается за многочисленными ларьками и небольшим сквериком. Но сам облик дома нельзя спутать ни с одним другим зданием, благодаря все тем же бетонным декоративным орнаментам. Узоры по эскизам Фаворского являются растительными, выполненными в двух типах. Издалека они напоминают узорные наличники на деревенских домах, иней на стекле или даже мох, который также порой принимает причудливые формы. Но подойдя ближе, мы можем разглядеть, что на самом деле это переплетение цветов, которое является своеобразным «приветом» эпохи модерна, который также напоминает проект Уильяма Морриса. Наверное, английский дизайнер был бы рад увидеть подобные элементы декора в жилом здании.

«Ажурный дом» – невысокое здание, в нем всего шесть этажей. Оно имеет простую форму, типично «индустриальную». То же можно сказать и о внутреннем пространстве: огромное помещение парадного с тремя лестницами, а также просторные коридоры, напоминающие школьные, – на каждом этаже. Говорят, что по ним когда-то дети катались на велосипедах.  Подъезд здесь всего один, с двумя просторными лестницами в правом и левом крыле. Лифтов тут два, до недавних пор они были механическими, как поставленными в 1940, так и работавшими до нового века. Квартиры здесь начинаются со второго этажа, на каждом – по восемнадцать квартир.

Интересно, что нигде здесь нельзя найти вычурные украшения сталинской эпохи: мозаики, лепнину или  драгоценные люстры. И это легко объясняется тем, что Буров строил вовсе не дворец для избранных, а образец стандартного жилого дома для обычных советских граждан.

Однако первым делом в «Ажурный дом» все равно въехали генералы и полковники, но если бы первоначальный план реализовался, и строительство таких домов пустили на поток, то и обычные граждане смогли бы в них жить. Квартиры здесь изначально рассчитаны на проживание одной семьи, но здесь есть совмещенные санузлы и совсем крошечные кухни. Такая планировка была призвана подчеркнуть «обычность», «неэлитность» здания. 

Кстати, кухни здесь сделаны маленькими специально, потому что все-таки  предполагалось, что еду будут готовить в ресторане, а у себя дома жильцы ее будут только разогревать. Это сейчас выглядит странно, а в то время подобная практика широко применялась в Америке, например. К слову, Андрей Буров ездил по делам в США, откуда и привез подобную идею общественного обслуживания.

Всем радужным планам по индустриальной постройке красивых и практичных домов не суждено было сбыться. Наступила война, которая внесла свои коррективы в последующее развитие страны, в том числе и градостроительное. Во время войны в квартиры «Ажурного дома» вселили по две-три семьи, а многие идеи социального обслуживания были успешно забыты.

Когда же начались массовые домостроения, то остановились на проектах многоэтажных домов попроще. Никто уже не стал думать о красоте зданий, только об их практичности. В итоге такие излишества, как ажурные решетки, стали невостребованными. На смену же крупноблочной новаторской технологии пришла сборка из панелей.

В «Ажурном» доме в разные годы жили и знаменитости, например, до 1949 года здесь жил Константин Симонов с Валентиной Серовой. Родилась и выросла в этом доме также фигуристка Ирина Моисеева.

В «лихие» 90-е из-за небольших квартир дом не был «в почете» у разных криминальных личностей. Зато кинематографисты этот дом очень полюбили за старые лифты и нестандартную планировку. Здесь снимали фильм о Серовой и Симонове, а затем стали регулярно делать фильмы о советской жизни. Впрочем, сейчас лифты заменили на новые, автоматические, что может расстраивать деятелей кино, но не может не радовать самих жителей дома. К сожалению, пропал теперь и знаменитый «Ажурный магазин», вместо него – магазин «Магнолия». Увы, время ничто не щадит.

Вообще, «внутренности» нарядного здания далеко не так красивы, как фасад. Так, в доме уже давно текут проржавевшие трубы, а сквозь старые довольно хлипкие окна слышен несмолкающий гул Лениинградки. Здание нуждается в капитальном ремонте и одной заменой лифтов, увы, не обойтись. Жильцы, кстати, мечтают не только о ремонте, но и о том, чтобы про «Ажурный дом» не забывали и помнили как о единственном в своем роде и ценном памятнике архитектуры. В советское время все знали, где находится это нарядное здание, любой москвич мог назвать его адрес. А сейчас? Молодежь точно не слышала о нем. Да и если замечают кружевной фасад дома, то с равнодушным видом рассматривают его пару секунд, а потом идут дальше. Именно поэтому домом нужно заниматься точно так же, как и другими памятниками. Хотя, в этом случае, многим жильцам придется нести ответственность за то, что многие увеличили кухни за счет лоджий, заложив изнутри ажурные решетки кирпичной кладкой.

Рассказ об истории уникального московского дома хочется завершить словами Андрея Бурова, которые он написал в своих воспоминаниях: «По существу не может быть никакого противоречия между современной техникой и искусством. Это противоречие возникло только в представлении, и в значительной мере из-за того, что люди, которые пропагандировали примат техники в архитектуре, не любили и не понимали искусства, а те, кто пропагандировал архитектуру как искусство, не любили и не понимали техники».

Уже прошло более 70 лет после строительства «Ажурного дома», но подход Бурова так и остался нереализованным. Кто знает, быть может в будущем строительство жилых домов станет гармоничным синтезом искусства и техники?

453
Текст: Шульгина Наталья

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие статьи

27 октября 2017 г.
3 октября 2017 г.
1 сентября 2017 г.
19 июля 2017 г.
6 июня 2017 г.
22 мая 2017 г.
26 апреля 2017 г.
7 апреля 2017 г.
28 марта 2017 г.
21 марта 2017 г.
© 2008—2017 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта