Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
15 июля 2015 г.

Архитектура в стесненных обстоятельствах

Архитектура в стесненных обстоятельствах
 

О том, как большие идеи реализуются в малых пространствах.


В то время как мегаполисы с упрямой настойчивостью асфальтоукладчика подминают под себя более-менее пригодную для жизни землю, в них самих этой земли остается до удушья мало. Квартирный вопрос портит нервы горожан и губит на корню их мечту о свободе передвижения по собственному жилищу. Ведь сражаться приходится за место и под солнцем, и под мостом, и под сенью моллов-великанов. Лишь бы уцепиться тридцатью шестью квадратными метрами за этот город больших возможностей. Новые здания вытесняют старые, просветы между ними становятся все уже, а цена участков все выше. И что в таких условиях делать тонким и звонким архитекторам, не накормленным жирными бюджетами на размашистое строительство? Конечно, можно отправиться со своим блестящим проектом «в деревню, к тетке, в глушь, в Саратов» и осуществить его в чистом поле, да только архитектура – вещь утилитарная и жизненная, на одном лишь концептуальном самолюбовании не удержится.
Но, оказывается, и в тесноте перенаселенного Сити малые архитектурные формы могут существовать не только не в обиде, но и в полной гармонии. Ведь благодаря сосуществованию, маленькие, внешне хрупкие и замысловатые сооружения имеют шанс на собственную яркую жизнедеятельность. Как ракушечник, наросший на боку кита, отправляется в дальнее плавание, или древесные грибы повышают свой уровень жизни, или гагачьи гнезда в скалах получают ценимый риэлторами вид на море.

Возможно, именно зовом природы руководствовались в московской архитектурной мастерской za bor architects, создавая в буквальном смысле неземной проект «Офис-паразит». Этот трехэтажный угловатый пузырь-переросток с фасадом из сотового поликарбоната и эксплуатируемой крышей разделен сборными перекрытиями и представляет собой зависшую над землей конструкцию, зажатую глухими торцами домов.




По словам самих архитекторов, эта концепция предполагает «использование свободных пространств между домами для создания оригинальных и экономичных офисов, не ограничивающих доступ во дворы». Остроумное и несколько утопическое решение для таких «безнадежных» зон, как глухие переулки между домами, предназначенные, казалось бы, только для веревок с живописно развешанным бельем.



Вообще, узкие проходы между зданиями – это совершенно особое городское пространство, населенное чаще всего малопривлекательными мусорными контейнерами и бандами бродячих котов. Превращать такие места в пассажи со стеклянной крышей – идея не новая. Например, в Италии подобные галереи были в ходу на протяжении столетий. Хотя, проект датских архитекторов из Coop Himmelblau для итальянского города Перуджа традиционным не получился. Их 80-метровая конструкция Energy Roof должна была подняться над суетой исторического центра на 18 метров и провозгласить торжество нового над укоренившимся. Но, несмотря даже на способность генерировать энергию ветра и собирать дождевую воду, крыша выглядела беспомощно и нелепо, словно обломок инопланетного шаттла. Наглядная демонстрация того, как важно, чтобы существующая городская среда и новые проекты звучали в унисон.




Если уж и обживать подобные «межстеновые» закутки и дворы-колодцы, то лучше сделать это в стиле знаменитых чайных домиков японского архитектора Терунобу Фудзимори (Terunobu Fujimori). Один такой, угольный внутри и снаружи, как реверанс в сторону черного чая, был выставлен в лондонском Музее Виктории и Альберта и являл собой гордую индивидуальность, уместную даже в узких рамках. Отличный повод по-взрослому сказать этому миру: «Я в домике!».




В том же музее появилась инсталляции In-Between Architecture индийских архитекторов из Studio Mumbai – реконструированное жилое пространство, которое на самом деле существует в узком просвете между их студией и соседним складом. Фактурный и многозначительный пенал с «растущим» внутри ветхозаветным деревом – гипнотизирующая иллюстрация обычной «уплотненной» жизни в странах третьего мира.





Но это вовсе не гневная агитка, а, напротив, произведение искусства, путешествие, если хотите. В Азию, в Северную Африку, на Ближний Восток. Туда, где простой человек, не зараженный манией величия, способен уживаться на крошечном пятачке земли, где дома по-соседски соединяются крышами, а между их стенами – резные деревянные крыши базаров, стоянки осликов, мастерские в ширину распахнутых для объятий рук, облицованные мозаикой фонтанчики, кофейни на один столик и сады из одного дерева, да и просто одушевленная, никем не потревоженная пустота.

Но такое настоящее, которое как бы всегда прошлое, может вскоре исчезнуть. И если Земля стряхнет с себя зудящие скопища городов, и человек научится думать вглубь, а не вширь, возможно, появятся именно такие дома, как новый проект от OPA .






Внедренный в скалу над Эгейским морем Сasa brutale сурово и жестко заявляет о возможности честной гармонии функциональности и красоты. Сконструированный из дерева, бетона и стекла, с прозрачной крышей-бассейном и фасадом, бесстрашно устремленным к морю, этот дом мог бы отвечать требованиям новой постапокалиптической эстетики. Аскетизм и смиренность существования, нежелание быть выше травы и громче воды и умение даже в узкой расщелине жизни быть свободным.


Текст: Исаева Вероника

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие статьи

2 августа 2019 г.
8 апреля 2019 г.
1 февраля 2019 г.
17 января 2019 г.
© 2010—2019 Berlogos.ru. Все права защищены Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта