Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
20 мая 2016 г.

Архитектурный памятник будущему

Французский фотограф Лоран Кроненталь несколько лет снимал пожилых жителей крупного района «Большие ансамбли» под Парижем. Здания в футуристическом стиле построили в 1950–1980-х годах, во время жилищного кризиса, возникшего после Второй мировой войны. Но многие новосёлы вскоре покинули эти кварталы из-за нехватки рабочих мест рядом с домом.

«Моя серия «Воспоминания о будущем», − пишет фотограф на своем сайте, − это размышление о смысле существования «великих строек» середины прошлого века. Повседневная жизнь героев этих снимков, стариков из парижских пригородов, протекает на фоне памятников человеческому честолюбию и послевоенной гонке грандиозных архитектурных сооружений».

Фотографии Кроненталя – с оттенком меланхолии и разочарования. Величественные футуристические здания больше похожи на океан бетона, чем на дома, в которых живут люди. Но как же вышло, что эти здания устарели, заброшены и покрылись пылью? Футуризм – вечный стиль (ведь люди никогда не перестанут думать о будущем и представлять его), который всегда смотрит вперед, в сторону прогресса, отвергая прошлое, под Парижем вдруг стал ретрофутуризмом. Когда-то отвергший историю, он сам стал отверженным монументом парижского прошлого.

Футуризм появился в 1909 году в Италии как движение писателей и художников. Футуристы полагали, что существовавшее на тот момент искусство устарело и далеко от целей современного мира начала XX века. Писатель Филиппо Томмазо Маринетти стал основателем движения и опубликовал его манифест.

Маринетти отрицал прелесть шедевров искусств, считая их бесполезными, лишёнными очарования. Он был помешан на машинах, существенно упрощавших быт человечества. Его последователь – Антонио Сант’Элиа – перенёс это восхищение в архитектуру. По его мнению, все изыски и фасадный декор были лишними. Архитектура должна была достигать своего эффекта за счёт использования современных материалов (бетон, стекло, сталь) и применения необычных форм.

Отрицание традиционной культуры, её художественных ценностей, культ техники, индустриальных городов (урбанизм) приобрёл у итальянских футуристов антигуманистический характер. По утверждению Маринетти, жизнь мотора волнует больше, чем улыбка или слёзы женщины. Футуристическая абсолютизация динамики и силы, творческого произвола художника в социально-идеологическом плане привела итальянский футуризм к прославлению войны в качестве «единственной гигиены мира», к воспеванию агрессии и насилия, поэтизации империализма.

Человек всегда мечтал о будущем и пытался представить его себе. Но представления о нём людей в 1950-х годах существенно отличаются от представлений будущего сегодня. Современная архитектура не приветствует радикального антиисторизма авангардных течений. Наоборот, даже учитывая многообразие направлений, она во всех своих проявлениях обращается к истории. Обращение к истокам даёт новый стимул для развития современных архитектурных идей.

Люди уже не восхищаются стальным блеском машин, которые в сотни раз сильнее и быстрее их, и громадой бетонных небоскребов. Человек уже узнал, что такое агрессия, бунт и революция, и к чему всё это приводит. И человек устал от этого. Сегодня люди думают о гармоничном сосуществовании мегаполисов и природы. Они хотят, чтобы их города были наполнены зеленью растений, чистым воздухом, тишиной. И меньше всего люди хотят жить в бетонных тяжеловесных громадах, имеющих странную форму и подавляющих природу вокруг себя. Культ техники и тотального урбанизма кончился, наступил век гуманизма, когда человек, живущий в механизированном мире, пытается возвратиться к живой природе, не отрицая достижений техники. Сегодня хочется жить в доме с интерьером из дерева, с большими окнами, которые выходят на зелёный парк или озеро, с домашней техникой, которая работает от солнечных батарей…

Район «Большие ансамбли» под Парижем выглядит как попытка создать вторую природу из бетона и стекла. Как декорации к старому фантастическому фильму, брошенные за ненадобностью. Эти здания, многоступенчатые, изогнутые, круглые, привлекают внимание. Но не хочется жить там, где даже в парках трава пробивается через бетонные плитки.

«Большие ансамбли» уже стали памятником ушедшего в историю авангарда. Но любому архитектурному проекту можно дать вторую жизнь. Футуристические концепции прошлого представляют собой значительный фонд потенциала архитектуры современности. Ведь, несмотря на смещение приоритетов, корнями все современные футуристические идеи уходят к своим предшественникам. И концепция «Больших ансамблей» может быть переосмыслена в современных экономических и социокультурных контекстах с учетом новых жизненных условий.

394
Текст: Фокина Ирина

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие статьи

22 ноября 2017 г.
27 октября 2017 г.
3 октября 2017 г.
1 сентября 2017 г.
19 июля 2017 г.
6 июня 2017 г.
22 мая 2017 г.
26 апреля 2017 г.
7 апреля 2017 г.
28 марта 2017 г.
21 марта 2017 г.
© 2008—2017 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта