Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
27 февраля 2017 г.

Архитектурный авангард Ленинграда. Часть 4. Учреждения культуры

В условиях новой градостроительной политики, районная застройка предполагала достаточно стандартный перечень необходимых построек. Схема достаточно проста и функционально сообразна: человек управляет своей жизнедеятельностью с помощью «машин для жилья». Предприятие или завод, недалеко жилмассив, где-то рядом школа и детский сад, профилакторий и, в довершение, культурно-досуговые центры, где народ просвещали от темноты длительного угнетения.

В таких центрах и клубах было огромное число разного рода кружков: литературных, театральных, спортивных, художественных. В том числе мастерские всякого назначения: столярные, радиотехнические, швейные и др. Часто такие заведения организовывали прямо при предприятиях. Но особняком стояли дворцы культуры. Их роль была значительнее – помимо наличия в них того же списка кружков и мастерских, они должны были стать площадками, с которых прозвучало бы новое слово пролетарского искусства.

При проектировании подобных дворцов, в попытке идти в ногу со временем, архитекторам приходилось учитывать множество нюансов.  Известно, например, какое значение имел кинематограф, как средство воспитания масс. В культурной политике он был необходимым инструментом воздействия. Поэтому в каждом культурном учреждении обязательно должен быть кинотеатр. Совместить мастерские, танцевальный и спортивный залы, театр, кинотеатр в одном комплексе было сложно. Проектирование нового типа зрелищно-просветительских зданий требовало свежей передовой инженерной мысли и опыта, что не всегда отвечало возможностям, тем более в нелёгких условиях, сложившихся после гражданской войны.  

Впервые конкурс на проект дворца культуры был проведён в 1919 году. Но выбранный проект осуществить не удалось. У архитекторов тогда банально не было опыта строительства таких сложных и в функциональном, и в конструктивном отношении сооружений. Второй этап конкурса тоже не дал результатов.

Только в 1925 году утвердили проект, в основу которого легли чертежи, предложенные А. И. Гегелло и А. И. Дмитриевым. Уже во время строительства в 1926 году план вновь был пересмотрен, было решено строить по замыслу Гегелло и Д. Кричевского. За инженерную часть отвечал В. Ф. Райлян.

Дворец культуры им. Горького создавался параллельно с Тракторной улицей и был завершён в 1927 году, к 10-летию Октября.

Мощный силуэт здания отличается крупными формами, в его суровой простоте выражен культ пролетарской эстетики, отрицающей утончённо-женственную декоративность и капризное изящество архитектуры декаденствующего буржуа. В экспрессивном напоре уже прослеживаются черты монументального брутализма, мотивы, которым суждено стать азбучными в советском искусстве.

Композиционно-структурной основой здания служит сектор зрительного зала, дугообразным очертанием будто подающийся вперёд. Его фланкируют два выступа лестничных шахт. Огромные витражи зала делятся вертикалями мощных треугольных пилонов, подчёркнутых пунктиром «зубцов» козырька над входом.

Боковые крылья дворца культуры прилегают к сторонам трапеции зрительного зала. Здесь находились клубные помещения, кинозал, малый концертный зал, физкультурный зал, в общей сложности объединявшие до 3000 человек. Расположенные на корпусах полуцилиндры лестничных клеток в плане оканчивают дугообразную линию фасада.

Здание не отличается усложнённой динамичной пластичностью, достигаемой за счёт асимметричной композиции. Оно решено в классической симметрично-осевой схеме. Каждая его часть отвечает целому. Оно словно собрано воедино, стянуто вокруг ядра, что делает его образ убедительным и сильным. Неслучайно, что за это сооружение Гегелло получил гран-при на парижской выставке 1937 года.

Совсем иначе решён Дом культуры им. Ильича. Лёгкая, чистая, светлого тона изысканная архитектура, чётким геометризмом напоминающая модернистские проекты в духе виллы Савой или дома-студии Озанфана Ле Корбюзье. Но более сложное взаимодействие геометрических форм, большая динамическая напряжённость всё же удерживают его в рамках конструктивистского стиля с характерными чертами супрематизма.

Здание было построено в 1931 году по проекту архитектора Н. Ф. Демкова.

Композиционной основой служит группа разнородных геометрических объёмов, образованная вокруг главного входа. Лежачий прямоугольный объём вестибюля и фойе встроен в возвышающийся параллелепипед, служащий основным вертикальным акцентом. Обе фигуры перерезаны железобетонной плитой козырька-балкона, плавно закруглённого на выступе полуцилиндра нижнего фойе.

В этом проекте видно, с каким вниманием архитектор отнёсся к вопросу остекления. Главный вестибюль снабжён асимметричной комбинацией крупных витражей, дающих помещению много света и воздуха. Барабан нижнего фойе также почти полностью застеклён.

В угловую сторону параллелепипеда изначально была встроена стеклянная призма, которую впоследствии зачем-то решили убрать. С торца он подчёркнут высоким окном.  

Блок со зрительным залом, оснащённый трапециевидными эркерами, связывает переднюю и заднюю части здания.

Здесь находились помещения клуба. Большую часть его фасада занимает выступающий белый квадрат, справа от него тянутся большие продолговатые окна, поделённые вертикалями лопаток.  

Следующие здания относятся уже к позднему конструктивизму. В этот период в архитектурных решениях намечается переход от простого и лаконичного геометризма, относительно небольшого масштаба построек к гипертрофированному монументализму архитектурных ансамблей, отличающихся большим размахом пространственной экспансии.

Подобным образом решён проект дворца культуры им. Кирова. Авторы – Н. А. Троцкий и С. Н. Казак.  Крупнейшее на тот момент подобного типа сооружение строили с 1931 по 1937 года. За это время оно претерпело как конструктивные, так и стилистические изменения.

С одной стороны, оно сохраняет программные особенности конструктивизма, выраженные сложным взаимодействием геометрически правильных объёмов разной величины и формы, что наблюдается в правом крыле здания.

В основной прямоугольный объём, прочерченный ленточным окном, с широкими витринами первого этажа, встроен меньшего размера павильон со входом. Ступенчатая структура восходящих объёмов завершается параллелепипедом башни, озаглавленной полуцилиндром, в котором планировалось установить купол обсерватории.

Детали конструктивистского стиля обнаруживаются и в задней части здания. Со стороны двора от центрального входа отходит крупный прямоугольный объём, завершённый традиционным полуцилиндром.

В заднюю стену правого крыла встроен цилиндр лестничного марша с группой окон из непрозрачного стекла.

Иначе оформлены средняя и левая части комплекса.

Центральный вход фланкируют мощные ризалиты. На глухих экранах изначально задумывали установить барельефы с сюжетами подвигов пролетарского движения. Над входом, потопленный ризалитами фрагмент обыгран рельефными пилонами, горизонтально поделённый вставками квадратов.

Левое крыло тоже решено в виде уступчатого подъёма горизонтально лежащих объёмов, перерезанных вертикалями пилонов, простенками окон в среднем блоке и короткими мощными колоннами первого этажа.

 Центральная и левая часть комплекса отличаются рельефностью, включением рустовки, декора. Эти переменные привносят в современную архитектуру классицистические мотивы, сигнализирующие о переходном этапе от экспериментального авангарда к модернизированной классике.

Обилием декора выделяется дворец культуры им. Газа, построенный в 1935 году архитекторами А. И. Гегелло и Д. Л. Кричевским.

По основному корпусу, растянутому вдоль проспекта, проходит 60-метровый фриз (значительно утерянный) – работа скульптора Л. А. Дитриха. Отлитый барельеф выполнен в соответствии с канонами социалистического реализма, сюжет повествует о революционном движении масс. Динамика малоэтажного, но сильно вытянутого горизонтально лежащего объёма акцентирована ритмом спаренных окон. Весь фасад здания покрыт геометрической паутиной рустовки.

Архитектурный ход корпуса разрешается в угловом четырёхэтажном блоке, расчленённом выступами балконов, стилизованных схематичной балюстрадой. Протянутые между балконов окна разделены тёмными простенками. Таким образом добивались иллюзии сплошного ленточного остекления. Выступ корпуса опирается на ряд столбов-колонн.

С торца к корпусу примыкает пониженный объём малого зала, бывший когда-то выделенным крупным витражом. Рядом выступает цилиндрический объём винтовой лестницы, которая тоже была полностью застеклена. Сегодня об этом напоминают сетка металлических стяжек и прорисовка красных линий.

Архитектурная композиция этой части здания дополняется вертикальным акцентом башни с шапкой балкона. Почти во всю высоту вставлено длинное окно.

И в этом проекте наблюдается стилевая двойственность. Кажется, будто архитекторы колеблются в стилевых предпочтениях. Строгость и лаконизм, необходимые для конструктивизма, нарушаются декоративностью и лишними для него деталями и нюансами, которые более характерны для неоклассики.

Для судьбы архитектурного авангарда этот период является трагическим. Сегодня мы знаем, кто вышел победителем в борьбе за «большой стиль». Но вместе с тем знаем, насколько тот арсенал приёмов и приобретённый опыт, полученный во многом при проектировании таких организационно сложных зданиях, как дворцы культуры, значителен для дальнейшей жизни отечественной архитектуры.  

Читайте также:

Архитектурный авангард Ленинграда

Архитектурный авангард Ленинграда. Часть 2. Жилмассивы

Архитектурный авангард Ленинграда. Часть 3. Учебные заведения

134
Текст: Миронов Денис

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие статьи

19 июля 2017 г.
6 июня 2017 г.
22 мая 2017 г.
26 апреля 2017 г.
7 апреля 2017 г.
28 марта 2017 г.
21 марта 2017 г.
6 марта 2017 г.
3 февраля 2017 г.
2 февраля 2017 г.
24 января 2017 г.
12 января 2017 г.
28 декабря 2016 г.
28 декабря 2016 г.
13 декабря 2016 г.
8 декабря 2016 г.
22 ноября 2016 г.
© 2008—2017 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта