Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
22 июня 2016 г.

Архитектура войны

События Второй мировой войны, представленные в исторических и мемориальных музеях, казалось бы, не подлежат двоякому прочтению. Эта война признана самой страшной катастрофой XX века. Однако если обратиться к архитектурным образам музеев, оказывается, что российская и европейская традиция по-разному интерпретирует эти события. 

Как же память о трагических событиях влияет на образ музея, и почему в России нет музеев, архитектура которых говорит о войне, как о трагедии? 

Понять это можно, если обратиться к культуре памяти о войне в России и в Европе. Это две разные традиции, зримо воплощающиеся в музейных зданиях и экспозициях.

Русская традиция делает акцент на модели «ликования/скорби», европейская – включает самокритику в адрес собственного прошлого.  

Ключевые особенности культуры памяти о войне в России схематично можно описать двумя словами – героизация и однородность. Победа оказывается важнее всех негативных моментов, связанных с военным временем, а индивидуальные судьбы и в Советском союзе, и в современной России играют подчинённую роль.Именноэти установки ложатся в основу архитектурных проектов музеев. 

Мотив победы многократно повторяется в архитектурных формах музеев, как центральных, так и региональных. Фасад Белорусского Государственного музея истории Великой Отечественной войны в Минске, открывшегося в 2014 году, выполнен в виде победного салюта, лучи которого разрывают фасад, как вспышки фейерверка – ночное небо. Рядом со зданием установлен обелиск «Минск – город-герой». Композиция объединяет четыре основных блока – по числу военных лет и фронтов, участвующих в освобождении Беларуси, а смысловым центром музея является зал Победы, акцентированный стеклянным куполом. 

Комплекс Центрального музея Великой Отечественной Войны на Поклонной горе в Москве содержит все элементы триумфальной архитектуры – колонну, многократно повторяющиеся арки фасада, напоминающие триумфальные ворота, парадная конная скульптура. Это не столько музей войны, сколько музей победы. 

Однородность и статичность памяти о войне прослеживается в ряде однотипных, воспроизводящихся вне зависимости от тематики музеев. Единообразность, гомогенность памяти рождает конвенциональные, дежурные монументы и музеи и формирует единый визуальный язык рассказа любой истории. Язык, хотя и выразительный, но не обязывающий к переживанию. Чтобы понять это, достаточно посмотреть на ряд военных музеев, созданных как в советской, так и в современной России: Центральный музей вооруженных сил (Москва), Музей-памятник Защитникам перевалов Кавказа (Карачаево-Черкесия), Музей «Молодая гвардия» (Краснодон, на момент создания – часть СССР), военно-исторический музей «Зайцева гора» (Калужская область), Музей боевой славы (Коломна), Музей военной автомобильной техники (Рязань). 

Центральный музей вооруженных сил, Москва

Музей-памятник Защитникам перевалов Кавказа, Карачаево-Черкесия

Музей «Молодая гвардия», Краснодон (на момент создания – часть СССР)

Военно-исторический музей «Зайцева гора», Калужская область

Музей боевой славы, Коломна

Музей военной автомобильной техники, Рязань 

Обычно это простое – прямоугольное, либо круглое в плане – одноэтажное здание, территория вокруг которого превращена в выставочное пространство для военной техники. Между собой музеи различаются лишь декоративными элементами и иногда цветом и облицовкой фасадов. Даже особенно трагичные эпизоды, такие как история краснодонского подпольного сопротивления «Молодая гвардия», не способствуют созданию образного решения фасада. 

Культура памяти в Европе выстраивается совершенно на других основаниях, это самокритичная и индивидуализированная стратегия. На практике это означает отказ от замалчивания личной ответственности за преступления нацистского режима, обращение к группам жертв, в России находящихся на периферии внимания (славяне, синти и рома, гомосексуалы, люди с ограниченными возможностями, принудительные рабочие). 

Эти особенности создают культурное пространство, в котором возможно создание таких проектов военных музеев, где архитектура используется не только для создания хранилища, она содержит дополнительные смыслы и не даёт посетителю устраниться, оставляя его один на один с переживанием. На этом построена идеология деконструктивистских проектов, когда архитектор ставит посетителя в физически неудобное положение, контролирует его движение, лишает свободы перемещения. 

Одним из последних удачных решений в области архитектуры военных музеев стала реконструкция Военно-исторического музея в Дрездене, проведённая Даниэлем Либескиндом в 2011 году. Его проект победил в открытом архитектурном конкурсе, который ставил перед участниками задачу «переосмыслить то, что мы думаем о войне». 

Комментируя свой проект, Либескинд говорил: «У меня и в мыслях не было сохранить нетронутым 135-летнее здание и сделать незаметную пристройку на заднем дворе. Я намеренно проектировал грубое вмешательство, чтобы архитектура явным образом давала понять всю глубинную суть войны как преступления». Стеклянный конус, прорезающий классический фасад, наглядно показывает, что война оставляет след, который не заживёт никогда.

Архитектура и Дрезденского, и Минского музея говорит о войне, но говорит по-разному. Главный посыл первого музея: война – это трагедия, которая вторгается и бесповоротно меняет все сферы жизни человека. Минский музей транслирует другую идею – «мы страдали, но мы победили». 

Военно-исторический музей в Дрездене 

Социальный аспект и послание обществу явно выражены и в более ранней постройке студии Либескинда — здании филиала лондонского Имперского военного музея в Манчестере. 

Имперский военный музей в Манчестере 

В отличие от лондонской экспозиции, преимущественно посвящённой стратегическим и военно-техническим достижениям Великобритании в Первой мировой войне, филиал в Манчестере раскрывает тему влияния войны на современников. И здесь идею о том, что её последствия неустранимы, Либескинд выразил через образ трёх стальных «осколков», которые символизируют то, во что превращает война планету. И хотя всё можно склеить – в архитектурной композиции здания их сочленение специально сделано заметным – прежним ничто уже не будет. 

Литовский музей оккупации, хотя и выполнен со свойственными советской и российской военно-мемориальной архитектуре «брутальными» чертами и «полуподвальным» внутренним устройством, всё же имеет принципиальное отличие – витраж с батальными сценами, в которых, однако, нет следов героизма, только сожаление о произошедшей трагедии и её жертвах. 

Музей оккупации, Каунас

Интересный проект реализован в Бастони (Бельгия), где в 2014 году открылся музей, посвящённый Второй мировой войне в Бельгии и операции в Арденнах. Здание выполнено в форме звезды, цветовое решение фасадов, основу которого составляет контраст чёрного и белого цветов, отражает коллективные воспоминания о войне, связанные с холодом и снегом. Трещины, покрывающие стены здания, усиливают ощущение конфликта. Ужас военных действий, взрывы, хаос и разрушения после сражений, страх солдат и гражданского населения отражены в разбалансированном плане экспозиции, дезориентирующем посетителя. 

Музей в Бастони, Бельгия 

Современные поиски в области образных решений, отражающих противоречивые и сложные моменты истории, можно увидеть в конкурсных проектах музея Второй мировойвойны, строительство которого идёт сейчас в Гданьске (Польша). Среди них есть и вполне традиционные решения с разрывами и разломами, как символами трагедии, есть те, которые обращаются к спокойствию и рациональности природы, противопоставляя их разрушениям и иррациональности войны. Некоторые проекты предполагают сложную сценографию, превращающую фасады в поле боя во время воздушного налёта. Но общим для всех этих проектов является обязательное наличие обширного публичного пространства, обеспечивающего возможность коллективного переживания трагедии. 

Проекты музея Второй мировой войны, Гданьск, Польша 


Текст: Сурикова Ксения

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие статьи

4 октября 2018 г.
27 сентября 2018 г.
19 сентября 2018 г.
11 сентября 2018 г.
23 августа 2018 г.
22 августа 2018 г.
14 августа 2018 г.
10 августа 2018 г.
3 августа 2018 г.
30 июля 2018 г.
25 июня 2018 г.
29 мая 2018 г.
© 2010—2018 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта