Интернет-журнал о дизайне и архитектуре
27 июля 2018 г.

Архитектура памяти

10 октября 2017 года был завершён конкурс на создание нового музея блокады Ленинграда. Из 9 финалистов выиграл проект петербургского архитектурного бюро «Студия-44», под руководством архитектора Никиты Явейна, уже имеющего опыт строительства музейных объектов, – реконструкция Главного штаба для Эрмитажа. 

Экстерьер музейно-выставочного комплекса представляет собойсложную полисемантическую структуру. Основание, по мысли авторов, – инверсированный амфитеатр, параллельно выполняющий роль пьедестала. На античной сцене разворачивается действие –город в кольце блокады, выраженный группой разнородных монументальных параллелепипедов. Прорыв, даже разлом кольца, находится в плоскости входа-тоннеля, ведущего к Ниве. 

Последовательность языковых фрагментов, фраз конкретна, нарративна. Проговаривается история события. Вот мы поднимаемся по лестнице-пьедесталу, которая показывает, что происходит с городом, как разворачивались события. 

Раз мы подходим к оценке мемориала, то обязательно заходим на территорию этики. Не знаю, насколько этично представлять блокадный город на сцене, то есть как зрелище.

Мы должны понимать, что этот монумент-музей будет частью определённого городского пространства. Он будет возвышаться на 18 метров. Недалеко Смольный собор, напротив – акватория Невы. Вокруг планируют создать мемориальный парк, с «огородами-артефактами», какие разбивали в годы блокады на всевозможных свободных участках. Вопрос опять же: не слишком ли это избыточно, не слишком болтливо? Ощущение, что архитекторы и проектировщики стараются совместить все символы трагедии в одном месте. В потребности совместить и показать всё не потеряется ли цельность композиции и, соответственно, ясность высказывания? 

Почти всегда отечественные монументы, посвящённые годам войны, выражают гордость победы, масштабы – это зеркало её величия. Такая героическая патетика. Реже монументы говорят о глубине ужаса войны как таковой, о безумной её логике. Всё это не только в архитектуре. В кино это не менее наглядно. Тенденция не тотальна. Можно вспомнить молчаливый, но леденящий кровь документальный фильм С. Лозницы «Блокада». Можно вспомнить лаконичный, но очень сильный по воздействию памятник на отрезке «Дороги жизни», в виде плит с дневниковыми записями Тани Савичевой. Или памятник жертвам холокоста в Берлине Д. Либескинда – ни имён, ни табличек с именами, никакого нарратива, молчаливая, но тем более выразительная символика. Условно можно провести параллель между этим проектом и музеем Либескинда. И здесь, и там зритель попадает в сердцевину какого-то трагического события: здесь – в центр разрушенного блокадой города, там – в лабиринт безымянных улиц гетто, череды памятников, могильных плит.  

Основная экспозиционная зона – диорама с мультимедийным панно по периметру. Изображения и видео сопровождаются вполне материальными артефактами, пополняя объём восприятия.

Внутри диорамы – 8 тематических блоков. Из них 4 мемориальных зала с инсталляциями – «Холод», «Голод», «Огонь», «Скорбь». Остальные музейные – «Быт», «Культура» (Ленинградская симфония Шестаковича), «Наука», «Производство». Названия говорят сами за себя. 

Основной экспозиционный зал

Блок «Быт»показывает повседневность города; вплоть до воспроизведения блокадной квартиры

Блок «Производство»

Блок «Наука и культура» 

Такой дивный набор очень впечатляющих вещей, рассчитанный бить на эмоции. Своего рода аттракцион. Вопрос, уместна ли в музее подобного рода эффектность. Мое мнение – нет. Невольно сравниваешь со старым музеем. Мне кажется, самый мощный символ блокады – вот этот вот 125-граммовый кусочек хлеба, положенный на весы, который под стеклом выставлен в старом музее блокады. И несмотря на ветхость, запущенность и нищенство этого музея, этот тихий символ-артефакт, скромно помещённый в ряду других вещей, способен действительно вызывать переворот в душе.

Наверное, если поместить этот символ в отдельное, для него предназначенное пространство, на единственный, для него предназначенный стенд, да и ещё и подсветить его, он потеряет значительную часть сакральной силы. 

В центре зала «Голод» внутри стеклянной призмы лежит хлеб (странно, что не выбрали 125-грамовый кусочек)

Очень эффектная инсталляция врядли передаст кошмар бомбардировок

Зал памяти 

Архитектурная интерпретация почти сакральной темы блокадного Ленинграда – большая ответственность. Есть большой риск сделать пошлость или сбиться на штамп. Но будем надеяться, что архитекторы справятся с задачей и мемориал приживётся.

Пока музей с названием «Выстоявший город» на стадии проекта. Его строительство начнут летом 2018 года, которое предположительно займёт 1,5 года. Он будет расположен на Смольной набережной, на стрелке Невы, с общей территорией около 25 тыс. кв. м. Инициатива строительства и утверждения проекта прошла на местном уровне, без посредства федеральных властей. В согласовании также участвовали жители блокадного Ленинграда и ветеранские организации. 

Можно почитать:

Конкурс на лучший проект музейно-выставочного комплекса «Оборона и блокада Ленинграда»

Музей балета. Модернизация особняка с трёхвековой историей


Текст: Миронов Денис

Комментарии

Оставить комментарий:

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи.

Другие статьи

14 августа 2018 г.
10 августа 2018 г.
3 августа 2018 г.
30 июля 2018 г.
25 июня 2018 г.
29 мая 2018 г.
7 февраля 2018 г.
29 декабря 2017 г.
© 2010—2018 Berlogos.ru. Все права защищены. Правовая информация Яндекс.Метрика design Создание сайта